Война на экспорт

Война на экспорт

19 мая, 2020 0 Автор FYI

В 300 миллионов долларов оценивался объем белорусского рынка ИТ-услуг в 2003 году. Львиная доля этой суммы приходилась на долю программных разработок, которые так или иначе имели отношение или применение в военной сфере. Хотя участие Беларуси в разработке ультрасовременных средств уничтожения тогда не декларировалась, республика де-факто являлась одним из ведущих поставщиков и разработчиков боевых программ и модулей.

По оценкам зарубежных экспертов, объем белорусского рынка экспорта ПО в 2003 году составлял около 65 млн. долларов США, а к концу 2004 года вырос до 90 млн. долларов. На конец 2006 года объем белорусского экспорта ИТ-услуг и продуктов составил порядка 200 млн. долларов США. В 2007 ожидается, что рынок высокотехнологичных услуг дорастет до 300 миллионов. В фундаменте этой рекордной для республики цифры – крупные иностранные инвестиции и заказы. Учитывая, что стоимость наемного труда программистов в Беларуси в разы ниже (1,5-2,5 против 6-9 тыс. долларов), чем на Западе, дефицита перспективных проектов не наблюдается. Отметим, что начало развития аутсорсинга в Беларуси пришлось на начало 90-х годов. Согласно государственной статистике именно в это время в стране стали появляться программистские конторы, работающие на деньги иностранных заказчиков. Вернее государственная статистика вела учет предприятий, а о денежных заказах лишь подозревала. Теневой рынок белорусского аутсорсинга, который жив и по сей день, позволял выполнять заказы различной сложности и стоимости. При этом отследить, что и по чем делают белорусские программисты, государственные органы не могли. Естественно, напрямую никаких секретных военных заказов в Беларуси зарубежные инвесторы не размещали. По крайней мере, в том виде, который позволял бы судить об истинном назначении программного продукта. Военные заказы размещались в Беларуси модульно. Иными словами, программисты были уверены, что работают над базой данных для детской больницы в Филадельфии, а на самом деле создавали программу (вернее только ее часть, модуль) для координирования ракетных комплексов ПВО. В ходе расследования мы предложили экспертам проанализировать больше ста размещенных в нашей стране заказов. По мнению специалистов, в половине случаев заказные программы можно и нужно использовать в военных целях. Судьбу отдельных белорусских решений нам удалось отследить.

Мобильные роботы

Первые серьезные шаги в области военного программирования Беларусь сделала еще в 1997 году. Небольшой творческий коллектив преподавателей и студентов Брестского политехнического института получил грант от европейского фонда INTAS. Деньги были выделены под очень перспективное направление – создание нейронных систем или, проще говоря, искусственного интеллекта. Учитывая, что денег на это направление государство в то время практически не выделяло (в 2001 году госинвестиции в эту область составляли всего 100 долларов), вливания INTAS были восприняты брестскими учеными, как манна небесная. На деньги фонда брестские умы пообещали реализовать проект под рабочим названием “Development of neural system for control of the mobile robot” («Разработка нейронных систем для контроля мобильных роботов»). Смысл разработки сводился к созданию дешевой и качественной системы ориентирования роботов в пространстве. Комплексное задание состояло из аппаратной сборки системы навигации (зрения робота) и написания программного алгоритма, ответственного за обработку картинки и адекватные решения машины при перемещении в пространстве. Стоит отметить, что типовых проектов в области машинного ориентирования на тот момент не имела ни одна страна в мире. Безусловно, были интересные решения американской и японской “оборонки”. Но все они страдали главным недостатком – высокой ценой. Для того, чтобы научить робота правильно ориентироваться в пространстве, американские, европейские и японские ученые тратили миллионы долларов. Белорусам удалось же совершить революционное открытие за 100 баксов. Примерно в 1999 году в брестском политехническом институте появился уникальный опытный образец робота. Сам миниатюрный вездеход на колесах не представлял никакого научного и военного интереса. Революция крылась в программном коде и нестандартном подходе к построению навигационной системы. В отличие от именитых специалистов, белорусы не стали «учить» машину опознавать предметы и на основе полученных данных рассчитывать путь. В основе отечественного подхода лежал принцип зрения обычной мухи, которая облетает предметы без малейшего понятия о их размере, функциональности и строении. О возможном столкновении насекомое узнает по мере «роста» объекта в ее глазах. Для того что бы технически реализовать этот очевидный принцип, ученым потребовалась стодолларовая (самая дешевая на тот момент) веб-камера с позорным для того времени разрешением. Мутной картинки оказалось вполне достаточно, чтобы компьютер под управлением специальной программы отдавал машине верные команды. Казалось бы, революционную разработку на родине ждало прекрасное и мирное будущее. Но в 2001 году драгоценный программный код оказывается в Германии. Судя по архивным документам, успешный проект был вывезен для демонстрации потенциальным инвесторам, готовым вложиться в продолжение исследований. Но денег, равно как и демонстрационного кода, Беларусь не получила. Вместе с новаторским проектом пропали и ведущие программисты. По нашим данным, разработчики в Брест из Германии так и не вернулись. Согласно одной из версий, приехав в Германию, авторы обнаружили, что деньги, выделенные INTAS на завершение проекта, бесследно пропали. Программисты неожиданно для себя оказались без средств к существованию в Германии и денег на обратную дорогу в Беларусь. Восхищенные уникальной разработкой немцы тут же предложили финансовую помощь… К сожалению, проверить достоверность данной версии очень сложно, равно как и предположение о банальном плагиате. В то же время в 2002 году белорусская программа была запатентована в берлинском бюро. Осенью того же года немецкий патент на систему контроля мобильными роботами передается американской компании SGK Inc, которая, в свою очередь, перепродает технологию своему австралийскому партнеру. В Австралии белорусскую разработку внедрили в производство военных беспилотных вертолетов. Но и это еще не все. В 2005 году Пентагон провел первые успешные полевые испытания боевых мобильных роботов. В прессе тогда появилось сообщение, что система ориентирования боевых машин основана на разработках специалистов бывшего соцлагеря. Военные специалисты США, опровергли это утверждение. Однако в списке подрядчиков фигурировала SGK Inc…

«Глонасс»

В начале 90-х годов с распадом СССР многие центры IT-разработок при Академии наук Беларуси выделились в отдельные предприятия. Одно из них, с названием «НТЛаб», сделало ставку на специализацию по разработке телеметрических систем управления на основе программируемых микропроцессоров. С приближением нового 21 века в «НТЛаб» сложились определенные подходы к выполнению заказных разработок систем по сбору телеметрической информации. А именно: на основе интегральных программируемых процессоров проектировалась оригинальная специализированная управляющая микропрограммная система, микросхемная реализация которой заказывается у западных производителей микроэлектроники. Отдельно создается программное обеспечение и проектируется радиотракт обмена информацией. Именно в это время, по некоторым данным, не без помощи западных инвесторов, унитарное предприятие «НТЛаб» стало получать заказы на разработку приемного оборудования радионавигационной системы «Глонасс» от Российского института радионавигации и времени. Катализатором вала заказов послужило ускорение «почти национального проекта» – российской программы «Глобальная навигационная спутниковая система». В настоящий момент разработки в не очень известной в ИТ-сфере компании «НТЛаб» дошли до навигационных систем третьего поколения. Иными словами, от стандартного подхода к разделению разработки на подпроекты систем радиочастотного трансивера, обработки навигационных сигналов и управления сейчас переходят к реализации интегрирования всех функций в одном кристалле. На данный момент в основные задачи выходят повышение точности определения координат и борьба с погрешностями из-за атмосферных явлений. В разрабатываемом решении очень большая роль отводится разработкам новых программных алгоритмов цифровой обработки навигационных сигналов для соответствующей коррекции. Высококвалифицированные програмиисты-разработчики специального профиля находятся на особом счету. Через кого в следующем году пойдет выпуск таких микросхем, а по сути – законченных приемников системы глобального позиционирования «Глонасс», остается под вопросом. Но можно сенсационно резюмировать, что разработки новейших навигационных приемников стратегической навигационной системы России разрабатывается белорусским унитарным предприятием, разместившемся на почти отшибе Минска по адресу ул. Полярная, 62. Стоит ли говорить, что для коммерческих применений «Глонасс» только недавно приоткрылась. Официально о «Глонасс» говорят как о системе для структур МЧС и Минтранса, но это прежде всего военная система. Для военных нужд, собственно и разрабатывалась, а именно – для отслеживания точных координат всех воздушных, морских, наземных и космических движущихся объектов с точки зрения национальной безопасности. Научно-исследовательский институт космических систем России неоднократно выдавал информацию, что военный сегмент «Глонасс» продолжает расширяться. Информационное обеспечение системы «Глонасс» возложено на Координационный научно-информационный центр военно-космических сил. Иными словами, итоговые продукты минских разработчиков сугубо по гражданским проектам вполне могут встраиваться внутрь всех военных машин – от беспилотных самолетов-шпионов и смертоносных ракет до танков и мобильных ядерных микробомб, предназначенных, естественно для выполнения далеко не мирных задач.

Разработки минских инженеров с успехом можно встраивать в любые мобильные средства – от телефона до ноутбука, и тогда российские спецслужбы могут без труда отслеживать местоположение их владельцев даже там, где нет цивилизации и обычные «мобильники» не работают.

«Глобус»

Минскую прописку имеет еще одна программная разработка, которая может использоваться для создания глобальной автоматизированной системы управления ракетными комплексами. Белорусские программисты в 2003-2005 годах работали над частью проекта «Глобус». Официальным заказчиком программы якобы выступала корпорация IBM. Но хардварный и софтверный гигант действовал почему-то через малоизвестные европейские фирмы. Их подрядчиками выступали по меньшей мере 10 столичных фирм (приблизительный бюджет разработки составил в сумме 480 тыс. долларов), которые при этом не знали о том, что работают фактически в одном направлении. Подобный стратегический ход по меньшей мере необычный, так как заказчик старается координировать действия разработчиков для получения действительно качественного продукта. Но в случае с «Глобусом» разделенная разработка могла быть вполне оправдана. Сами разработчики, которые трудились над, казалось бы, безобидным модулем базы данных, уверяли, что в целом «Глобус» — военная разработка и с ее помощью можно автоматизировать оборону какой-нибудь небольшой европейской страны. «Глобус» даже сравнивали с фантастической SkyNet из фильма «Терминатор», уверяя, что функции реальной и фантастической программы очень похожи. Судя по документам, проект «Глобус» помимо хранения больших массивов данных имел любопытную спецификацию, связанную с распределенными вычислениями. Компьютеры, входящие в сеть «Глобус», могли работать совместно над решением сложных вычислительных задач. Чем больше компьютеров в сети – тем выше вычислительные способности и скорость реакции «Глобуса». Руководитель проекта – директор ОИПИ НАН Беларуси Сергей Абламейко, Таким образом, в Беларуси было создано программное обеспечение для самого мощного суперкомпьютера в мире. На данный момент о судьбе белорусской части «Глобуса» мало что известно. Последние правдоподобные данные датируются 2005 годом. На тот момент имелись сведения о том, что Беларусь отвечает за разработку 20 процентов всего проекта. Остальная часть программного кода буквально разбросана по фирмам всего мира. При этом основное программное ядро «Глобуса» уже в 2003 году проходило в США под грифом «секретно». По крайней мере, в ответ на наш запрос об истинном предназначении программного продукта американская компания прислала ссылки на коммерческую и государственную тайну.

Аналогичную позицию занимает и известная компания Sun, которая также отметилась в Беларуси с военными заказами. Но в случае с Sun ситуация довольно щекотливая. Для размещения собственных заказов за рубежом софтверный гигант использовал платформу Sun Microsystem Jxta. Компания Sun Microsystems утверждает, что ее новое ПО Jxta (произносится “юкста”) поможет пользователям веба обращаться к устройствам и сервисам, еще не охваченным интернетом.

Как следует из открытых публикаций о проекте, «для продвижения этого ПО Sun выбрала слоган Find it, get it, use it (разыщи, возьми и пользуйся). По идее Jxta должна помочь людям работать с “расширенным вебом”, выходящим за рамки современного интернета. Судя по описанию, в этом ПО присутствует технология InfraSearch, которую Sun приобрела в марте. Основанная на программе Gnutella, она позволяет производить поиск в подсоединенных к сети компьютерах при отсутствии централизованного индекса. Sun надеется, что Jxta, анонсированная в феврале ее изобретателем Биллом Джоем (Bill Joy), приведет к созданию нового поколения сервисов в интернете. Jxta должна стать платформой для исполнения программ на множестве “равноправных машин” – практически любых вычислительных устройств, от ПК до сотовых телефонов и гигантских серверов. Jxta позволит реализовывать услуги в этой распределенной сети устройств. В феврале Джой говорил, что она, вероятно, будет встроена в грандиозную софтверную стратегию Sun One, конкурирующую с Microsoft .Net. Sun распространяет Jxta на условиях лицензии, аналогичной лицензии веб-сервера open-source Apache – наиболее успешного после Linux проекта ПО с открытым исходным кодом. Это позволит компаниям дополнять ПО собственными закрытыми разработками, что не допускается в проекте Linux. Для размещения целиком бесплатного, коллективного программного проекта Jxta Sun выбрала сервер CollabNet, где уже хостится другой open-source проект Sun – Star Office. Для успешной реализации проекта Sun заручилась поддержкой Брайана Белендорфа (Brian Behlendorf), одного из основателей Apache и главного технолога CollabNet. CollabNet поможет Sun в создании сообщества программистов open-source. Сейчас Jxta написана на Java, но компания работает над С-версией».

Несмотря на казалось бы, мирную ориентацию проекта Jxta идеально подходит для реализации военных разработок. Это подтверждается докладом санкт-петербургского Института информатики и автоматизации АН России. Вот выдержка из доклада: «В настоящий момент быстро развивается рынок встроенных систем с мобильным доступом, построенных на основе архитектуры СОА, используемых в широком круге приложений. Например, именно на базе такой архитектуры разрабатывается концепция «Smart Home» («Умный дом»), которая предполагает создание интеллектуальной инфраструктуры для управления, в том числе, удаленного (например, с помощью интернет-доступа) всеми домашними устройствами, климатом и т.п. P2P-агентские системы представляются весьма перспективными для создания систем антитеррористической борьбы. То же самое можно уверенно утверждать для практически неограниченного множества военных приложений, решающих задачи оперативного мониторинга больших географических регионов. Многие задачи распределенной диагностики сложных технических объектов масштаба атомных электростанций могут эффективно решаться с помощью P2P-агентских систем. Список потенциальных приложений можно продолжить».

А вот любопытная цитата из выступления основателя Sun Билла Джоя «Сравнивая ситуацию, сложившуюся в научном мире 21-го века, с ситуацией 20-го века, Джой отмечает, что в новом тысячелетии грань между военным (условно говоря, деструктивным) и мирным применением новых технологий очень размыта. Если в 1945 году ситуация была относительно простой — есть ядерное, биологическое и химическое оружие массового уничтожения (NBC по Джою от nuclear, biological и chemical), но вместе с тем есть и практически не соприкасающаяся с военной, мирная сторона применения подобных технологий — то сейчас непонятно, где начинается опасность применения продуктов генной инженерии, а где она заканчивается. Любой неосторожно выпущенный в свет продукт генной инженерии может причинить массу вреда окружающей среде. Технологии, с которыми нам придется иметь дело, слишком опасны».

Военное применение Jxta подтверждаются и заявлениями специалистов Boeing, на которых, в свое время именно под Jxta работали белорусские специалисты. Вот цитата из описания совместного белорусско-американского проекта:

«Общее операционное окружение SOSCOE (www.boeing.com/ ids/soscoe/), создаваемое Boeing в качестве базовой системной платформы для проекта боевых систем будущего FCS, расширится открытой пиринговой технологией Sun JXTA (www.jxta.org), основанной на XML-протоколах. SOSCOE обеспечивает одновременное и независимое выполнение множества компонентных приложений всех видов (в частности, реального времени) с повышенной надежностью и защитой. Среди оригинальных технологических возможностей SOSCOE — поддержка типизированных атрибутов прикладных приложений, что позволяет через стандартные интерфейсы обмениваться данными сложной структуры».

На данный момент в Беларуси на Jxta ведется разработка уникальной технологии военной связи. Она схожа с реализацией технологии передачи данных Bluetooth. Назначение разработки, которая отдана в руки коммерческой минской фирме «ПрограммОпен Сизтемз», состоит в обеспечении связи бойцов на поле боя. Если обычную радиосвязь противник может перехватить, дешифровать или вообще заглушить, новая белорусская разработка от указанных недостатков свободна. Сигнал при помощи специальной программы передается от одного бойца к другому, в результате чего помешать координации подразделений существующими средствами радиоперехвата невозможно. По нашим данным инвестором (или, по крайней мере, заказчиком) разработки выступает немецкая фирма. К сожалению, узнать ее название и точный адрес нам не удалось. Одним из условий контракта является исключительная конфиденциальность разработки.

Еще один аспект участи Беларуси в Jxta заключается в постоянном сотрудничестве с Boeing. Белорусы помогают известной промышленной компании разрабатывать Future Combat Systems («Систему боя будущего»). На данный момент, по нашим подсчетам, в Беларуси размещено порядка 139 заказов в рамках этой программы. Отследить их все можно разве что по авторским патентам на программные продукты. Но, как и следовало ожидать, белорусские фирмы в числе авторов военных разработок не числятся. После сдачи заказа все права переходят к посреднику, который затем продает или передает их через европейские конторы непосредственно заказчику. Кроме того, иностранные компании очень часто используют схему, когда лидерство в разработке военных технологий отдается, например, проверенной американской софтверной компании. Та в свою очередь нанимает дешевых подрядчиков из стран СНГ. Учитывая, что белорусские программисты славятся своей дешевизной и одновременно качеством, львиная доля «военного подряда» оседает в нашей республике. В качестве примера можно привести участие белорусов в создании для американского военпрома программных средств ракетного наведения, дистанционного управления легкой военной техникой и автоматизации средств связи.

Военная связь

В отчетах развития РУП «Молодечненский радиозавод «Спутник» значится собственные разработки оборудования цифровой транкинговой связи для организации многозоновых систем с высокой дальности радиопокрытия. Основной особенностью преподносится возможность передачи как телефонных разговоров, так и данных. Система, на первый взгляд, не отличается какими-либо особыми характеристиками. Используется все те возможности, которая предоставляет «цифра». Например, групповой и аварийный вызов, использование абонентами радиотерминалов для индивидуального обмена сообщениями по интерфейсу RS232 со скоростью 4,8 кбит/с, доступ к пакетным сетям в соответствии с протоколом IP, передача коротких сообщений и т.д. Специалисты ОКБ «Спутник»» разрабатывают программные реализации дополнительных сервисов в системе, таких, как приоритетный вызов, переадресация вызова, конференц-связь, идентификация вызывающей сторон и др.

На первый взгляд, обычная современная система цифровой связи. Весь вопрос в том, кто и для каких целей, а главное с какой стати будет использовать такие разработки «Спутника»? Как в условиях города, так и сельской местности сейчас все потребности ведомственных заказчиков в подвижной связи с успехом решают повсеместно развернутые сети сотовой связи. Зачем для корпоративных целей разворачивать неизвестную транкинговую систему, когда сотовая связь предоставляет гораздо больше возможностей и сервисов для бизнеса, тем более в международном масштабе ведения дел? Другое дело, когда надо организовать цифровую подвижную секретную связь в полевых условиях или автономную систему без выхода в другие мобильные сети в городской среде. Тогда транкинговая связь местных белорусских разработчиков даст вполне эффективное целевое применение, причем не “завязанное” на разработки зарубежных производителей средств связи. То есть речь идет о целесообразности применения в военных целях или в спецслужбах. Сама характеристика предлагаемых «Спутником» решений как раз и имеет такую направленность. А именно: система предназначена для цифрового обслуживания до одного миллиона абонентов с аутентификацией. Есть возможность спецроуминга. Иными словами, вполне можно говорить о системе подвижной связи специального назначения и реальных потребителей в виде силовых структур, несмотря на то, что оборудования цифровой транкинговой связи радиозавод «Спутник» преподносит как коммерческий продукт для возможных корпоративных применений в региональных организациях.

В Министерстве обороны не очень сильно скрывают свою заинтересованность в таких разработках новой техники связи для применения в армии. По некоторым данным, в Вооруженных Силах Беларуси и России до 2010 года планируется переход на использование новых цифровых средств связи. Мало кто из специалистов сомневается, что ключевым центром в разработке и производстве оборудования цифровой радиосвязи станет радиозавод «Спутник». Этот завод значится в числе ведущих производителей средств военной связи со времен СССР.

Наиболее интересным во всей этой завуалированности систем связи двойного назначения являются неоднократные утверждения, что по тактико-техническим характеристикам оборудование цифровой транкинговой связи радиозавода «Спутник» ни в чем не уступает лучшим зарубежным аналогам. Дела в том, что «Спутник» не стал банкротом только в результате господдержки и стратегического партнерства с западной компанией Motorola. Деловое сотрудничество «Спутник» и Motorola происходило по всем мыслимым направлениям, начиная от перепродажи в СНГ фирменных радиостанций Motorola и кончая покупкой лицензий на производство средств связи Motorola на белорусском заводе. Поставка комплектующих западной компании на белорусское предприятие приобрело довольно значимые масштабы. Ведь белорусская государственная программа импортозамещения обеспечила колоссальный сбыт беспроводных средств по технологии Motorola, производимых на РУП МРЗ «Спутник» фактически для всех ведомственных региональных структур, нуждающихся в радиосвязи. Motorola уж точно не проиграла, а только усилило свое влияние на рынке СНГ. Стоит отметить, что потребность в радиостанциях для радиосистем, альтернативных сотовым сетям, в Беларуси в основном удовлетворяется «Спутником». Что же касается сложного системного оборудования, необходимого для создания инфраструктуры транкинговых и других радиосетей, то Motorola наладила, скорее всего, не без помощи «Спутника», экспортные поставки базовых станций радиодоступа, ретрансляторов, комбайнеров и т.д. через другие каналы. В общем, очень сильно предположение, что Motorola за много лет сблизилась с белорусскими партнерами на уровень откровений в сфере секретов. Дело в том, что Motorola в США производит продукцию радиосвязи, относящуюся к средствам двойного назначения. Американские госорганы строго отслеживают, чтобы военные разработки и технологии Motorola в области цифровой связи никоим образом не экспортировались за границу. Ведь специалисты Motorola задействованы и в производстве секретных систем радиосвязи в США. Тем не менее, все говорит о том, что белорусские разработчики «национальных» цифровых систем радиосвязи на РУП МРЗ «Спутник» в максимальной мере применили то, что могли взять и использовать от Motorola в возможностях реализации систем радиотехнических телекоммуникаций на базе западного опыта.

По мнению экспертов в области программирования, за последних пять лет Беларусь превратилась в настоящую лабораторию по разработке средств вооружения. О происходящих в стране процессах государственные органы скорее всего осведомлены, так как в числе причин создания Парка высоких технологий изначально фигурировала функция контроля за качеством и содержанием программных разработок. Однако, как известно, в белорусский Парк вступило пока только около 30 проверенных и до этого открытых фирм, занятых разработкой прозрачных, коммерческих проектов. Остальные участники теневого рынка программного аутсорсинга выходить на свет не собираются. После того как государство предоставило резидентам Парка исключительные налоговые льготы, западные заказчики увеличили белорусам гонорары и ввели дополнительную статью расходов за соблюдение коммерческой тайны разработки.

Информация в материале представлена по данным на 2003 год и могла на момент публикации устареть или измениться. Материал публикуется, как архивный.