Замминистра связи Беларуси: Моя голубая мечта, как бюрократа от IT – создание системы быстрой восприимчивости всего нового

Uncategorized

Беларусь может стать лидером по использованию инновация в области электронного госуправления и развития сферы информационных технологий. Страна стоит на пороге глобальных изменений, которые скажутся на качестве е-госуслуг и привлекут в экономику и науку инвестиции со стороны крупных мировых корпораций. Об изменениях и инновациях, инертности бизнеса и госструктур к новшествам, ожиданиях и законах нам рассказал заместитель министра связи и информатизации Республики Беларусь Анна Рябова.

Насколько оправданы оказались усилия государства по развитию в Беларуси широкополосного доступа в интернет. Можно ли говорить, что ставка на технологии связи оправдала себя с точки зрения государственно-экономического развития?

Сначала интернет был игрушкой, потом стал технологической вещью для узкого круга специалистов, а теперь мы фактически живем в интернете. наша жизнь, личная и общественно-политическая, финансовая и экономическая сосредоточена в интернете. Поэтому, как и любая инфраструктура, как любая кровеносная система нашего общества интернет не может не оберегаться и не регулироваться государством. Это было бы абсурдным и не правильным. 

На каком этапе сейчас реализация проекта по созданию электронного правительства?

Понятие электронного правительства в Беларуси сильно эволюционировало за последнее время. В обывательском представлении электронное правительство – это роботы, которые полностью руководят государством. С точки зрения Министерства связи и информатизации электронное правительство – это прежде всего модернизация процессов управления государством, с фокусом на их большую оптимизацию. Естественно, делается еще упор на огромный аналитический аппарат, который создается с применением подходов к Big Data и агрегированием информации, которую генерирует экспертное сообщество. В этом суть электронного правительства на уровне управления. Для граждан электронное правительство – это прежде всего услуги государства в электронном виде. Мы уже создали Национальный центр электронных услуг, который объединит все информационные ресурсы,накопленные госорганами и собираемся массово перейти на предоставление государственных услуг и административных процедур в электронном виде. 

Люди в стране к этому готовы?

Конечно. Наше общество к этому совершенно готово, что доказывают авторитетные международные рейтинги. 

Каких электронных услуг вам лично не хватает в стране? Какими бы вы с удовольствием пользовались?

Большим спросом пользуются государственные услуги по фиксации какого-то жизненного состояния, вступления в брак или его расторжения, рождения ребенка, манипуляции с недвижимостью, по движению финансовых средств, покупка билетов. Спрос на электронные услуги в городе и на селе немного отличается. Но в принципе основной пакет уже сформирован – это 20 процедур, как во всей Европе. 

Какие дальнейшие шаги предусмотрены в Беларуси для развития доступного скоростного доступа в интернет? Будет ли в Беларуси 5G и как на государственном уровне планируется развивать 4G?

Если говорить с позиции идеологии, то мы последовательно развиваем 4G, но нужно понимать, что технология 4G и LTE простому обывателю не нужна. У простых людей просто нет потребностей в тяжелом контенте и высоких скоростях доступа, Но эти технологии доступа становятся актуальными при массовом внедрении проектов в сфере интернета вещей. Учитывая, что в мире число абонентов подключенных к интернету больше, чем людей живущих на Земле – можно говорить, что мы вступили в эпоху интернета вещей. К тому моменту, когда в Беларуси начнет массово развиваться интернет-вещей, скоростной доступ будет востребован. 

Как вы видите роль современных коммуникаций в проектах по развитию науки или создании прорывных технологий, которые могут появиться у нас? Президент Беларуси, говорит, что нужно не только развивать аутсорсинговое программирование, но и создавать производство востребованных высокотехнологичных продуктов.

Я выскажу крамольную мысль, но в сфере информационных технологий в Беларуси – науки нет. Когда я работала в Высшей аттестационной комиссии (ВАК) Национальной академии Беларуси я наблюдала странную тенденцию – при всех высоких рейтингах и показателях сферы IT, научная сфера была не задействована. Это связано с тем, что во всем мире наука – это прерогатива больших корпораций. Сейчас в Парке высоких технологий только-только начали появляться компании, которые порождают продуктовые модели. До сих пор в экономической модели развития информационных технологий у нас превалировал аутсорсинг. А при аутсорсинге наука не нужна. Ведь исследования – это чистые затраты, которые никому не нужны. Так вот, когда в Беларусь придут крупные продуктовые компании, или мы дорастем до них сами, то вокруг IT начнет развиваться наука. Инновации – это наука с финансовой отдачей. 

Продуктовые компании должны будут вкладывать деньги в белорусскую науку?

Безусловно. Любые исследования – очень дорогие. Но если рынок будет интересен крупным компаниям они будут вкладываться в науку и толкать ее вперед. Везде это происходит одинаково.

Можно сказать, что белорусский рынок интересен крупным компаниям? Есть ли шанс, что они придут и будут развивать белорусскую науку и экономику?

Они уже начинают приходить. Наш рынок – перспективный для крупного IT-бизнеса, в том числе с позиции сбыта и потребления продукции.

Собирается ли Министерство связи стимулировать внедрение новых технологий не относящихся к сфере доступа в интернет?

Мы должны понимать, что министерство работает по бюрократической системе, в рамках государственных программ. В 2016 году мы попытались сделать свою программу, по крайней мере, идеологически осознанной. Она у нас делится на три части, одна – чисто инфраструктурная: развитие оптоволоконной связи, вторая часть – крупные системные проекты которые позволят вовлечь, или, пускай, принудить все государственные органы втянуться в информатизацию. Прежде всего я говорю про проект безбумажной торговли, который требует синхронизации от всех госорганов. Последняя часть программы подразумевает решение определенных отраслевых задач: электронный рецепт, электронное образование и так далее. В процессе реализации этой глобальной программы станут востребованы и новые технологии. А декларативно, под давлением что-то внедрять сейчас – неправильно. Это противоестественно для IT-бизнеса. 

Но если говорить о крупных индустриальных проектах, таких, как “умный” дом от Белтелекома и планах по созданию на его базе автоматизированной системы сбора данных ЖКХ.

Если мы говорим о чисто коммерческом проекте в котором используются сделанные или купленные китайские датчики, а потом настроена автоматическая передача данных – это одно. Но к началу 2018 года должен вступить в силу стандарт, который определяет, что все инфраструктурные сети в новостройках будут “заточены” под систему “умный” дом. Этот стандарт, равно как и все пилотные проекты в области строительства, которые мы уже собираемся опробовать на одном из строящихся домов согласовываем со всеми организациями. Они, хоть трудно перестраиваются, но видят для себя плюсы. Речь идет об энергетиках, МЧС, службе охраны МВД и других госорганах. Они понимают, что датчики “умного” дома помогут снизить их затраты, а также упростить жизнь для простых людей, когда в будущем деньги за электроэнергию и воду будут автоматически списываться с карт-счета. Это естественный процесс. 

Какой вы видите информационную Беларусь через несколько лет?

Сказать, что через несколько лет в каких-то сферах будут применяться определенные технологии я не могу. Моя голубая мечта, как бюрократа от IT – это создание системы быстрой восприимчивости всего нового. Конечно, сейчас выигрывают и быстро развиваются страны которые сумели переломить бюрократический консерватизм и принимают новые веяния. Та же Япония стала активно переходить на технологии блокчейна, страны работающие с цифровыми валютами, которые естественным образом открыли общий доступ к государственным данным. Нам нужно повысить степень лабильности ко всем новым технологиям. 

Новые технологии – это всегда хорошо?

Да, новые технологии – это всегда хорошо, другое дело, как происходит естественный отбор между этими технологиями. Процесс появления новых решений достаточно самостоятельный.  Что-то новое появляется, что-то уходит. 

Часто говорят, что Беларусь отстает от европейских и западных стран по технологическому развитию на 10-20 лет. Но учитывая бурное развитие в стране интернет-технологий, сложно заметить это отставание. Вы ощущаете что страна находится в хвосте общих трендов технологического развития?

Отставание в сфере информационных технологий  – очень условная вещь. Сегодня вы отстаете, а завтра вы восприняли какую-то вещь и на ней вырвались вперед. Мы знаем много случаев, когда страны, которые, как и мы, были не в технологическом тренде, оказались впереди всех. Я не вижу, что мы в чем-то отстаем, мы скорее за счет менталитета идем медленно – мы осторожные.  Вот вы спрашиваете,  – все ли новые технологии хороши? Я сказала, что все они хороши, но интенсивность их внедрения не должна быть быстрой. Не нужно бросаться на каждую новую технологию и пытаться массово ее внедрять. Мы должны сначала все изучить, понять, как конкретные решения работают. Государство не заинтересовано закрываться от инноваций. Наша позиция все воспринимать, но не все брать для внедрения.

Национальный банк уже экспериментирует с блокчейном и очень довольны результатами. Получается, что мы двигаемся к идее, что банков в привычном понимании в Беларуси скоро не останется?

Это не только идея. Все реально. И руководитель Сбербанка Герман Греф озвучил будущие изменения в банковском секторе еще полтора года назад. Ведь блокчейн позволяет исключить посредников при проведении финансовых операций. Банки сначала боялись, что их функции перехватят мобильные оператор, а теперь они боятся, что вообще у них никаких функций не останется. Естественно банки, как структуры остаются в Беларуси самыми продвинутыми в сфере IT, но есть и другая сторона медали. У банков всегда была возможность инвестировать в технологии, поэтому сейчас,понимая неизбежность применения блокчейна, банки пытаются попасть в цепочку, сохранить свое влияние на рынке.  

Вам не кажется, что белорусский бизнес очень инертен по отношению к технологиям? Да, банки инвестируют в прогресс, но почему IT-решения не применяют в промышленности и сельском хозяйстве? Буквально недавно на выставке ТИБО-2017 оператор мобильной связи МТС демонстрировал “умное” решение для модернизации сельскохозяйственных предприятий. Особого интереса со стороны колхозов заметно не было.

Бизнес сам по себе  неоднородный и ищет варианты, когда при минимальных инвестициях можно получить большую прибыль. Пока IT-технологии кажутся бизнесу очень дорогими. Когда мы выведем общее поле электронных услуг в широкий спектр, то они коснуться и среднего и малого бизнеса. А пока, конечно, себе технологические преимущества могут позволить только крупные компании. В этом вопросе диспропорция в Беларуси сохраняется.

Если говорить об “умных” решениях, есть ли в стране реальные проекты с использованием наработок в области интернета вещей? Ведь уже сейчас такие внедрения позволяют сократить государственные расходы.

Вы должны понимать, что министерства порождающие идеи не любят другие министерства, которым эти идеи создают проблемы в их жизни. Например в Корее, которая много лет лидирует в сфере IT, развитием IT занимается министерство науки, IT и перспективного развития. Это действительно креативное министерство которое задает направление, а не занимается бесконечным согласованием позиций с каждым министерством. К подобной структуре  приближаемся и мы, особенно с учетом того, что озвучивает глава государства и правительство. Мы должны двигаться к модели больших коллегиальных органов, это облегчит внедрение IT-технологий.

Правда ли, что в Беларуси готовится документ, который будет регламентировать сбор, хранение, передачу персональных данных и в ближайшее время в 2018 году будет принят соответствующий закон?

Мы до сих пор не присоединились к стокгольмской конвенции “О персональных данных”. Поэтому не нужно демонизировать шаги, предпринимаемые в направлении регулирования сбора и хранения персональных данных. Мы построили множество ЦОД (центров обработки данных) и их теперь нужно как-то загружать. Чтобы ЦОДы работали и персональные данные в них складывали, мы должны присоединиться к стокгольмской конвенции и гарантировать, что все будут работать по мировым правилам. Я знаю, что концепция закона готовится НЦЗПИ (Национальным центром законодательства и правовых исследований Республики Беларусь). Предусмотрена и процедура выбора ведомства, которое будет отвечать за персональные данные. Это мировая практика, когда у органов, которые курируют соблюдение законодательства в сфере персональных данных есть широкие полномочия. Они могут применять серьезные санкции к компания, которые не правильно работают с персональными данными.

Получается, что в Беларуси вопросы обработки и хранения персональных данных пока не регулируются на законодательном уровне?

Есть позиция, отраженная в национальном законодательстве. Но стокгольмскую конвенцию мы пока официально не ратифицировали, не присоединились к ней.

Будет ли развиваться законодательство в сфере информатизации и связи?

Законодательство, безусловно, будет развиваться. Но в соответствии с мировыми трендами, думаю, законодательство будет все больше и больше дифференцироваться. Раньше законодательство в сфере информатизации в стране находилось на уровне нормативно-правовых актов и нужно было политическое решение для его модернизации. Такое решение есть и сейчас законодательство должно дифференцироваться на техническое нормирование и на организационные решения. Аналогично и во всем мире – есть правила, есть стандарты, например, для разработки программных продуктов. Причем тут нужно разделять коммерческие разработки – где могут применяться локальные и международные стандарты, и сферу межведомственного и межгосударственного взаимодействия. Я считаю, что это уже сфера государственного технического нормирования. Сфера нормативно-правовых актов – останется для принятия волевых решений. На данный момент мы “дозрели” до такого уровня и все переходим на новые протоколы и стандарты. Думаю, что мы постепенно будем продвигаться в этом направлении.

А если коснуться использования и стимулирования разработки отечественного ПО? В России, например, вопросу импортозамещения программного обеспечения уделяется много внимания.

Принятая в России стратегия по приоритетному использования отечественного ПО – это следствие политических издержек. Давайте будем реалистами – чисто отечественных программных продуктов у России не будет никогда. Не будет, не та эта сфера в которой могут чистые, незамутненные и незапятнанные продукты. Россия по финансовому потенциалу гораздо сильнее Беларуси и в состоянии осилить какие-то платформенные решения. Но у нас нет для таких внедрений жесткой необходимости.

Какой закон для бизнеса в сфере информатизации очень важен на ваш взгляд? Как можно подтолкнуть бизнес к активным шагам в сфере IT?

Подтолкнуть бизнес к активным действиям законом  – это тупиковое направление. Толкание законами – звучит плохо. Скорее нужно бизнесу облегчить использование государственными сервисами, чтобы создать обстановку для комфортного использования новых технологий.

Добавить комментарий